Программа старения


Программа старения. Эпифиз создает гормон молодости мелатонин

Программа старения и самоликвидация человеческого организма идёт на клеточном уровне. То есть программа смерти прописана в нас с первой минуты рождения. Механизм увядания включается в человеке с четырнадцати лет, а сам процесс старения идёт на протяжении всей жизни.

В тридцать лет: в области живота начинает концентрироваться жир, у женщин уменьшается способность к оплодотворению, у мужчин снижается уровень тестостерона и может начаться облысение.

В пятьдесят лет: физические функции организма начинают ослабевать, метаболизм замедляется, вес человека постепенно увеличивается, волосы становятся тонкими и седыми.

С семидесяти лет начинается видимое старение человека: кожа обвисает, появляются морщины, снижается плотность костной ткани, становятся толстыми и менее эластичными стенки артерий, а это приводит к болезням сердца; ухудшается слух и зрение, ослабляются функции головного мозга и других органов. Этот процесс угасания запрограммирован, записан в наших генах.

Но программа старения, как и любая другая программа, может быть обманута и ее можно попробовать обойти. Именно поэтому учёные предлагают не уничтожать гены старения, а прерывать смертоносный сигнал, который они посылают.

Что чаще всего убивает современного человека? Это: рак, сердечно-сосудистые заболевания, заболевания головного мозга. Все эти смертельные заболевания являются результатом работы программы старения. Эту программу учёные собираются, если не остановить полностью, то значительно замедлить её действие в ближайшие десять-двадцать лет.

Библейские долгожители

Если учёные не ошиблись и программа старения человека может быть отменена, то продолжительность жизни людей увеличится как минимум до трёхсот лет. Это кажется фантастикой, если бы не одно «но». Упоминание о людях, возраст которых достигал 900 лет, исследователи находят в древних текстах. Рукописи, принадлежащие самым разным культурам, повествуют о старцах, возраст которых современному человеку представляется совершенно невозможным. Одни исследователи объясняют это ошибками перевода, другие утверждают, что числа для наших предков имели чисто символическое значение.

Однако существует версия, согласно которой продолжительность жизни человека на заре нашей цивилизации была, как миниму тысяча лет и с тех пор неминуемо сокращается. Исследуя древние тексты, учёные обнаружили в них нечто труднообъяснимое. В двух документах: Библии и «Список царей Шумера и Аккада», составленных около 4 тысяч лет назад, продолжительность жизни некоторых персонажей достигает нескольких тысяч лет.

Более того, при внимательном прочтении в этих же текстах можно заметить сокращение продолжительности жизни с течением времени. Так, например, в Библии сказано, что Адаму было 930 лет, Ною – 500 лет, Аврааму всего 175 лет. Выходит, в древние времена долгожительство было нормой, но с каждым тысячелетием оно неизменно сокращалось.

В Древнем Китае долгожительство тоже было обычным делом. Согласно записям медицинских книг доктор по имени Сю Вен Ци из династии Цинь прожил 300 лет. Ги Юль из поздней династии Хань умер в возрасте 280 лет, а Даосский монах Хуэ Цао в возрасте 290 лет.

Программа старения может замедлиться активной работой эпифиза — «третьего глаза» человека

Но в чем заключался секрет долгожительства древних и почему сегодня люди доживают максимум до 100 лет? Ответ на этот вопрос исследователи обнаружили в одном из китайских медицинских трактатов, в котором сказано, что ключ восточного долгожительства заключается в том, чтобы вскармливать жизнь. И речь как, оказалось, идёт вовсе не о том, чтобы правильно питаться. Все дело в том чтобы получать необходимое количество энергии для самого настоящего третьего глаза, который был у наших предков. Упоминание о нем встречается в культурах разных народов. Индийцы даже обозначают его характерной точкой чуть выше середины линии, на которой находятся глаза.

Исследователи объясняют: так называемый третий глаз со временем уменьшился и погрузился вглубь мозга. Сегодня он располагается между полушариями. Медики называют его – эпифизом. Биологические функции этого органа не представляют особой тайны. Он вырабатывает мелатонин – гормон препятствующий старению. Но самое невероятное в другом. Изучив работу этого органа, российский учёный Владимир Анисимов сделал сенсационное открытие. Профессор выяснил: мелатонин – гормон молодости перестаёт поступать в организм при попадании света на сетчатку глаза, и наоборот образуется лишь тогда, когда мы закрываем глаза, оказываясь в полной темноте.

Профессор объясняет, что самое важное свойство гормона молодости – восстанавливать во время сна в организме все то, что пострадало днём. Это натолкнуло учёного на мысль – что если третий глаз до сих пор нуждается в энергии, которую мы черпаем, находясь в состоянии покоя в полной темноте? Однако накопление энергии не происходит, потому что даже ночью нас окружает искусственный свет. Недаром специалисты всерьёз заговорили о световом загрязнении, которое действительно может сокращать продолжительность нашей жизни. Города просто залиты искусственным светом, плюс компьютеры и телевидение. Все это подавляет выработку мелатонина и ускоряет программу старения.

Искусственный свет один из факторов ускоряющих старение организма

Искусственный свет не только заставляет наш организм стареть. Электромагнитные волны, с помощью которых он передаётся, подавляют наше биополе – уверяют исследователи.

Так в 2015 году китайские учёные провели необычный эксперимент. Специальным прибором они сфотографировали биополе ста добровольцев и не обнаружили ни одного похожего. Цвет и структура ауры каждого испытуемого оказались уникальными, но у каждого второго в биополе были обнаружены так называемые пробоины. Оказалось – все эти люди работают в ночное время, а спят наоборот днём при естественном освещении.

Важно засыпать с заходом солнца и вставать с рассветом. Как правило, в нашей жизни такое не происходит и поэтому наши биологические часы сбиты, также как и сбита работа этой железы. Мы наблюдаем частые симптомы быстрого старения, депрессию. Также эпифиз участвует в обмене серотонина – гормона удовольствия, который тоже нарушается.

Чтобы восстановить нормальную работу эпифиза и продлить свою жизнь — необходимо нормализовать собственный сон. Эпифиз начинает активно вырабатывать мелатонин начиная с 9 часов вечера. Пик этой генерации приходится на середину ночи. В семь часов утра эпифиз перестаёт вырабатывать гормон молодости и «засыпает» сам.

Учёные всё-таки не могут однозначно сказать прописана ли в наших генах программа старения, программа смерти или же человек умирает, потому что стареет его тело. Сотни лет лучшие умы человечества бьются над созданием пилюли бессмертия. Но может оказаться так, что долголетние заложено в нас эволюцией вот только по непонятной нам причине продолжительность жизни неминуемо сокращается.

Что если мы вовремя не успеем понять, почему это происходит и открыть секрет вечной жизни, который возможно был известен нашим далёким предкам? Что в этом случае будет с нашей цивилизацией? Исчезнет ли человечество как вид?

Думаю вряд ли. Мы точно также будем плодиться и размножаться, даже если жизнь наше сократиться в два-три раза. Просто все физические процессы для нас значительно ускорятся. И мы даже не будем знать, что живём незаслуженно мало, по сравнению с нашими семидесятилетними предками-долгожителями, потому что будем воспринимать эту жизнь как непреложную данность, также как воспринимаем её сейчас.

nasch-mir.ru

FaceApp - программа для изменения лица на фото (добавления улыбки, старения, омоложения, смены пола) - Stevsky.ru

Нейронные сети всё больше внедряются в сферу высоких технологий - к примеру, создают "картины" из комбинаций реальных фотографий и работ великих художников (как Prisma, Mivch, Ultrapop), а также используются в технологиях распознавания речи, перевода, беспилотного вождения и много где ещё. Немногие разработчики осмелились подступиться с нейросетями к такому сложному объекту, как человеческое лицо. Но авторы FaceApp решились - и результат оказался довольно интересным. Также мы писали о другом приложении, изменяющем лица (Face Swap), но в нём лишь накладываются целые лица друг на друга, так что Face Swap гораздо проще устроено, чем FaceApp. Хотя в Фасе ап на данный момент меньше десятка функций, но многим и этого достаточно. К сожалению, до сложного редактирования мимики у портретов дело пока ещё не дошло, но FaceApp и не претендует на то, чтобы стать конкурентом фотошопу. Тем не менее, эта программа для редактирования лиц точно заинтересует не только любителей селфи и нарисованной косметики, но и людей, интересующихся современными компьютерными технологиями. Подробнее о редакторе лиц FaceApp - ниже.

FaceApp - как состарить или омолодить лицо на фото, сменить пол или добавить улыбку

Наверняка каждому человеку интересно увидеть себя и в старости, и в молодости, и другого пола. Раньше людям приходилось искать приложения для такого редактирования фото на различных сайтах в Интернете с сомнительной репутацией, кучами рекламы и вирусов, но теперь, с приходом в повседневную жизнь нейросетей, подобные задачи можно решать гораздо проще с помощью специальных редакторов фотографий. Одной из таких универсальных программ по обработке лиц стала FaceApp.

FaceApp - программа для создания красивых селфи и портретов

С помощью Фасе ап можно не только омолодить себя на фото, состарить или сменить пол, но и сделать просто привлекательнее (функция Hot делает кожу гладкой, глаза - яркими, а скулы - подведёнными). Для достижения лучшего результата можно скомбинировать Hot с Baby - и даже сантехник Вася с трёхдневной щетиной сможет стать на фото милой и юной девушкой. Конечно, технология ещё далека от совершенства, но уже сейчас редактировать портреты в FaceApp довольно интересно. К сожалению, приложение вышло недавно, и скачать его пока что можно лишь для iOS в AppStore. В Google Play пока имеется только бета-версия, проходящая закрытое тестирование (то есть скачать FaceApp на андроид пока не представляется возможным). Когда выйдет итоговая стабильная версия Фасе Ар, её можно будет бесплатно скачать ниже. 

FaceApp - аналоги программы для редактирования лиц на фото для смартфона

Из программ, близких по функционалу к FaceApp, можно отметить китайскую Meitu, которая из любого человека готова сделать сияющего аниме-персонажа. Другие приложения перемещают лица с одного тела на другое с изменением их размеров, есть приложения для наложения макияжа, причёсок, есть программы и для состаривания лиц. Но по качеству они ощутимо уступают FaceApp, несмотря на его очень узкий функционал. Нейросети всё же делают своё дело и помогают Фасе Ап вырваться вперед среди конкурентов. Однако сам принцип работы у Фасе ап незамысловат - авторы натренировали специально созданную программу на определенном количестве фотографий с лицами различных людей в разных ракурсах, указав возраст и пол людей на фото. Программа запомнила, какие особенности имеют лица разных людей разных возрастов, рас и полов - и стала производить с даваемыми ей фотографиями аналогичные операции, стараясь приблизить данное ей изображение лица к необходимому образу. Основа механизма распознавания - мелкая координатная сеть, автоматически накладывающаяся на лицо и деформирующая его. Технология не то чтобы сильно новая, но активно развивающаяся и многообещающая. 

FaceApp и Face Swap - сходства и различия, сравнение двух программ для редактирования лиц на фото

Face Swap - это ещё одна программа на смартфоны под андроид и iOS, позволяющая накладывать лица разных людей на чужие лица так, что обман не очень заметен. Так что схоже в Face Swap и FaceApp то, что они обе концентрируются на манипуляциях с лицами на фотографиях со смартфонов ради потехи публики и работают, опираясь на заранее прописанные точки на лице (овал для которого в Face Swap очерчивается заранее). Различий тоже хватает - FaceApp использует сложную нейросеть для определения параметров лица по заранее выставленных разработчиками точкам и подгонки их под нужный шаблон, тогда как Face Swap вырезает лицо из одного места и вставляет его на другое, добавляя масштабирование, стабилизацию, сглаживание и более простую систему "опорных" точек. То есть Face Swap работает более топорно, зато и с видео, и потребляет гораздо меньше ресурсов системы во время работы, чем FaceApp, тонко редактирующее различные параметры заданного на одном фото отдельного лица.

FaceApp скачать на андроид и iOS бесплатно на русском

На данный момент программа  FaceApp не переведена на русский язык. Но это и не нужно - в этом редакторе фотографий на нейронных сетях буквально несколько кнопок, каждая из которых вдобавок снабжена графическим значком, показывающим, какой эффект даст нажатие на него. Так что даже самые маленькие любители фотографировать себя на телефон не уйдут обиженными. Ниже будут даны ссылки на скачивание программы-редактора фото FaceApp, как только выйдет её достаточно стабильная версия.

 

FaceApp скачать на андроид

(Версия ФасеАп 1.0.177, размер 8.33 Мб)

FaceApp скачать на iOS

(программу Фэйс ап можно загрузить лишь в AppStore)

FaceApp обзор приложения для изменения лиц на смартфоне на русском

< Предыдущая Следующая >
 

Новые материалы по этой тематике:

Старые материалы по этой тематике:

www.stevsky.ru

Жизнь без старости - взлом программы старения

 

 

Наукой доказано, что организмы, обитающие на земле, будь то одноклеточные или многоклеточные млекопитающие имеют биологическую программу самоуничтожения. Однако на включение этой программы влияет много факторов. И на эти факторы можно влиять. И в случае с подопытными мышами, собаками, крысами, дрожжами, червячками и растениями ученые уже успешно это делают. Так же как и с человеком.

Программа старения на то и программа, чтобы она могла регулироваться. Так уж все устроено в биологии – над каждым процессом придумана целая система «регуляторов», и именно это отличает биологию от физики. Научно доказано несколько способов регуляции, а если конкретно – замедления скорости старения: это ограничение питания, осторожность в потреблении сахара, физические упражнения, Холодовой шок. Они должны особенно хорошо работать также и в молодом и, возможно, в более зрелом возрасте. Программа старения является  биохимической программой самоуничтожения, заложенная природой для успешной эволюции вида и поддержания Генома вида в лучшем состоянии. Более подробно об этом очень рекомендую книгу "Жизнь без старости" В.П. Скулачева.

Ниже привожу отрывок из этой книги:

Какие практические рекомендации следуют из того, что мы считаем возможным регулировать скорость старения социопсихологическими способами. Получается, что для того чтобы стареть медленнее, нужно соблюдать 7 принципов для замедления старения.

 

 

 

7 принципов для замедления старения

 

 

 

Завести учеников. Или просто почаще попадать в ситуации, когда некоторое количество людей получают от вас какую то важную для них информацию. В этой связи интересная профессия – дирижер оркестра. В принципе, он особенно ничему не учит своих музыкантов. Но а) как правило, музыканты младше его, б) довольно продолжительное время дирижер находится в центре внимания всего оркестра, которым он управляет. В результате дирижеры явно должны жить дольше флейтистов.

 

Самому себя обеспечивать, причем желательно, чтобы какая то доля вашего дохода получалась в результате активной деятельности, а не просто как пенсионные выплаты, поступающие вне зависимости от эффективности вашей работы.

 

Связанно с п. 2: чувствовать себя хозяином своей судьбы.

 

Заботиться о ком то, иметь кого то, кто зависит от вас (чем больше зависимость – тем лучше), или просто быть нужным кому то. Интересно, что этим «кто то» не обязательно должен быть человек. Например, согласно статистике наличие домашнего животного продлевает жизнь его хозяину, перенесшему инфаркт. Также религиозные люди живут дольше атеистов: с одной стороны, большинство религий предполагают периодическое ограничение питания – посты, что полезно. С другой стороны, религия частично решает проблему «нужности» – что бы ни происходило, верующий нужен Богу, а Бог не оставит его в беде.

 

Как можно дольше сохранять активность. В первую оче редь – физическую. Это может даже приобретать вид ритуала – что бы ни происходило в мире, каждое утро с 8 до 9 я выхожу на пробежку (если вам до 60) или активную прогулку (если вам больше 60 или вы просто не любите бегать). Представьте себе первобытного человека – если каждое утро он упорно выходит на охоту, значит, племя берет его с собой. Разумеется, не ради физической силы, а ради той самой «полезности», которую мы пытаемся сымитировать.

 

Периодически попадать в состояние стресса, но обязательно достаточно оперативно выходить из этого состояния. На этом пункте следует остановиться подробнее. Как описано в разделе 7.6 второй части, организм, угодив в ситуацию, когда требуется мобилизация всех жизненных сил, принимает решение, что временно не может себе позволить такую роскошь, как работу программы старения. К таким стрессам точно относятся голодание, Холодовой шок, тяжелая физическая нагрузка. Как рассказывается все в том же разделе II.7.6, в результате нашу молодость должны продлевать периодические посты (которые предусмотрены, кстати, почти всеми религиями – вряд ли это простая случайность), «моржевание» и занятие спортом (только не в ущерб здоровью – об этом ниже). Можно предположить, что и остальные стрессы, т. е. острые переживания, должны иметь сходное действие. Напомним еще раз, что мы рассматриваем человека в его первобытном состоянии. Впадать в стресс, убегая от пещерного медведя и вступая в драку с соседними племенами, для него было более чем естественно. Неестественно, если такие стрессы прекращаются. Это значит, что данный престарелый индивид находится в полностью комфортных условиях и лоботрясничает. Учить соплеменников чему либо нет надобности – все же и так комфортно. Так какое значение эта расслабленная особь имеет для эволюции вида Homo sapiens ? Никакого, а следовательно, программа феноптоза у него будет ускорена, чтобы побыстрее обновить популяцию и не тормозить эволюцию.

 

Не менее опасным должно быть постоянное пребывание в стрессе. Отвлекаясь от неприятных биохимических последствий такого состояния, тесно связанных с окислительным повреждением клеток, тканей и органов, понятен биологический и эволюционный смысл ускоренной смерти особей, постоянно находящихся в стрессовом состоянии. Что такое стресс? Это неадекватность, несоответствие состояния особи ситуации, в которую она попала. Другими словами – неприспособленность. А именно на отбраковку недостаточно приспособленных особей и направлена движущая сила эволюции – естественный отбор. Смерть, а на самом деле – феноптоз, т.е. по сути самоубийство, вызванное стрессом, – это не что иное, как способ все того же ускорения эволюции, в котором современный человек совершенно не нуждается.

 

Существует самый простой и достаточно распространенный способ периодически устраивать себе небольшие стрессы, но каждый раз более менее спокойно выходить из них. Этот способ – заниматься не самой простой, но любимой и важной работой, которая периодически подкидывает вам новые непростые задачи, от решения которых кое что зависит, которые имеют свои дедпайны или какие то другие неприятные обстоятельства. Важно, чтобы вы периодически успешно решали эти задачи и получали удовольствие от выполненной работы и от того, что вы делаете что то важное. В этом смысле удовольствие от работы или ощущение сытости после обеда имеют, похоже, один и тот же смысл – зафиксировать, что состояние стресса (будь то погоня за мамонтом или завершение написания книги к дате, установленной редактором издательства) закончилось, и теперь в кровь выбрасываются вещества, вызывающие общее приятное расслабление организма. Еще раз повторим, что просто периодическое введение в кровь таких расслабляющих веществ (а их список известен) скорее сократит жизнь, чем продлит ее. Удовольствие должно быть заслужено именно успешным преодолением стресса. Если же оно получается «на ровном месте», то вы рискуете попасть в категорию «эволюционных бездельников» и ваше старение будет ускорено. Недавно это достаточно спекулятивное соображение получило экспериментальное подтверждение – в июле 2013 года в престижном журнале PNAS была опубликована статья Барбары Фредриксон и соавторов. В этой работе изучались физиологические аспекты получения удовольствия двух типов – гедонического, т.е. связанного с кратковременным, простым получением положительных эмоций, и эвдемо нического, получаемого от служения каким то большим целям, обретению смысла собственной жизни, осознания собственной нужности для чего то большего. Оказалось, что реакция иммунной системы организма в случаях гедонизма или эвдемонизма совершенно разная. В первом случае краткосрочное простое удовольствие оказывает негативное действие на иммунитет, провоцирует воспаление и снижает выработку антител. То есть скорее напоминает стресс, чем разрешение стрессовой ситуации. Получение же «истинного» удовольствия от работы, служения высшим целям и т.д., наоборот, обладает мягким противовоспалительным действием и стимулирует выработку антител. Заметим, что, по всем признакам, иммунная система играет важнейшую роль в процессе феноптоза. Так, старение организма начинается с ослабления иммунитета, иммунная система убивает нас в случаях острого феноптоза, связанных с системным воспалением и т.п.

 

Наша книга преследует несколько целей, но самая главная из них – заронить сомнение. Заставить задуматься о том, что старость не есть неизбежность, что, может быть, у всех есть шанс гораздо дольше оставаться молодыми и жить, несмотря на то что это не было предусмотрено природой. Мы привели достаточно аргументов, что такой поворот сюжета вашей жизни вполне возможен и достижим с точки зрения биологии.

 

Если наши доводы показались вам убедительными, как мы надеемся, вы будете внимательнее следить за новостями с фронта борьбы со старостью. А пока современная фармакология не в состоянии предложить нам реальных средств для продления молодости, каждый может попробовать внести небольшой собственный вклад, попытавшись внимательнее отнестись к собственной жизни и жизни тех, кто ему дорог.

 

Простой звонок родителям или старшим товарищам с просьбой дать совет в какой то жизненной ситуации – раньше мы думали, что это лишь вежливость, но, получается, это нечто большее. Дополнительный маленький сигнал «большим биологическим часам» этих самых «старших товарищей», что надо немного притормозить старение – они еще нужны соплеменникам. Увольнение на пенсию заслуженного профессора (зачастую срежиссированное его молодым заместителем) – это вовсе не забота о здоровье уважаемого преподавателя («... вам вредно напрягаться в вашем возрасте, нужно больше отдыхать, езжайте в деревню, на свежий воздух... »), а скорее прямое нанесение ущерба этому здоровью. Это, конечно, еще не покушение на убийство, но что то в таком роде.

 

Мы сидим на работе, все у нас более менее налажено, начальство довольно, скоро на пенсию, а тут предлагают взять в обучение троих учеников. И зачем нам эти сложности? В нашем то заслуженном возрасте (63 года)? Они ведь будут постоянно что то спрашивать, все путать, за ними надо присматривать, а потом еще и конкурировать с нами начнут, когда более менее выучатся. И оно мне надо? Если не хочешь стареть, то надо!

 

Разумеется, из любого правила есть исключения. Иногда человек вынужден всю жизнь работать охранником, а его истинное призвание – это реконструкция великих сражений из солдатиков. И все заработанные деньги он откладывал, чтобы, выйдя пораньше на пенсию, полностью отдаться этой своей заветной идее. И получить, в результате страшнейшего напряжения сил и изощреннейших интриг, статус гуру моделирования на солдатиках. В этом случае, конечно же, рекомендация подольше работать неверна. Потому что истинная работа и высшая цель такого энтузиаста – это солдатики. Правда, если все это происходит по тихому в гараже энтузиаста, тогда замедления старения, скорее всего, не произойдет. Решающее значение имеет факт общения с другими людьми и признания ими вашего авторитета, который потом еще и всю жизнь придется поддерживать (быть «гуру» – это не так просто).

 

Кстати, есть неожиданное статистическое подтверждение того, что такое состояние «гуру», то есть относительное (но не абсолютное!) высокое положение в любом сообществе, реально продлевает жизнь. Подтверждение пришло, как это часто бывает в геронтологии, из страхового бизнеса, а точнее от актуариев – страхователей жизни. Для них «жизненно» важно уметь предсказать, сколько же проживет их клиент, чтобы правильно рассчитать стоимость страховки. Очень талантливый математик Михаил Богуславский и одновременно одноклассник одного из авторов этой книги работает аналитиком в таком лондонском страховом агентстве. Узнав о нашей работе по продлению жизни, он поделился с нами статистическими данными по предсказанию продолжительности жизни. Его команда проанализировала кучу параметров и выяснила, что у британцев лучше всего предсказывать продолжительность жизни по... почтовому индексу. Вооб ще то в Британии очень много чего можно сказать по почтовому индексу человека, потому что там на каждые три дома заводится отдельный индекс. В результате бывают дорогие индексы (престижные кварталы), дешевые, приморские, заводские, университетские и т.п. Исходное предположение аналитиков состояло в том, что обладатели «дорогих» индексов будут жить дольше «дешевых». В принципе, это подтвердилось, но такой уж существенной разницы, интересной для актуариев, не было. Однако дотошные математики продолжили работу и выяснили, что есть мощнейшая корреляция с продолжительностью жизни у людей, для которых выполняется следующее правило: если его индекс ощутимо «дороже» окружающих. При этом абсолютная стоимость индекса, т.е. жилья, на самом деле особого значения не имела. Владелец небольшого магазинчика в окружении работяг шахтеров живет так же долго, как миллиардер в окружении не удачников миллионеров. Видимо, и тот и другой ощущают себя успешными, чего то достигшими (гуру – см. выше), и за счет этого программа старения дает им дополнительные шансы принести пользу виду, несколько продлевая жизнь.

 

На самом деле сформулированные выше соображения совсем не новы. Человечество уже довольно давно чисто эмпирически – то есть опытным путем – пришло к подобным заключениям. И, к сожалению, не слишком часто ими пользуется. Как писал еще Оскар Уайльд: «Чтобы вернуть себе молодость, я готов на все – только не вставать рано, не заниматься гимнастикой и не быть полезным членом общества». Задача этой книги – не агитировать читателя за тот или иной конкретный рецепт долгой молодости, а убедить его в том, что действительно появился шанс жить дольше, и главное – живя дольше, жить гораздо лучше.

 

Все тот же Оскар Уайльд изрек: «Трагедия старости не в том, что ты стар, а в том, что не молод». Теперь мы понимаем, что теряем молодость не в результате какого то неизбежного физического или химического закона, а из за деятельности генетической программы, которую мы унаследовали от наших первобытных предков. Работу программы можно замедлить в ближайшие несколько лет – вставая рано, занимаясь гимнастикой и стараясь быть полезным членом общества, а дальше на помощь всем нам должны прийти митовитаны. Надо помнить, что особенно хорошо они будут работать именно у «полезных бабушек и дедушек».

 

Задача этой книги – привести научные

 

ДАННЫЕ О ТОМ, ЧТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПОЯВИЛСЯ ШАНС ЖИТЬ ДОЛЬШЕ, И ГЛАВНОЕ – ЖИВЯ ДОЛЬШЕ, ЖИТЬ ГОРАЗДО ЛУЧШЕ.

 

Как однажды заметила незабвенная Фаина Раневская, «старость – это просто свинство. Я считаю, что это невежество Бога, когда он позволяет доживать до старости». Известный российский геронтолог В.Н. Анисимов, путешествуя однажды в соседнем купе с одним из иерархов православной церкви, спросил у него, могут ли быть богоугодными попытки ученых продлить земную человеческую жизнь сверх 120 лет, упомянутых в Библии в качестве предела, отпущенного Богом. Батюшка ответил буквально следующее: «Если Господь им (ученым) попущает, значит, можно!».

 

В биологии, как в любой сложной науке, большое значение имеет прецедент. На сегодня прецедентом максимального долголетия среди людей служит Жанна Кальман (Jeanne Calment) – француженка, прожившая 122 года и 165 дней. По видимому, долгожительство в этом случае было в какой то мере предопределено генетикой: мать, отец и брат Жанны дожили, соответственно, до 86, 93 и 97 лет. В научной литературе нет указаний на какие то особенности ее образа жизни. Пожалуй, единственное, что здесь можно упомянуть, так это неувядаемое чувство юмора рекордсменки. Где то в 90 лет она заключила соглашение со своим стряпчим, что тот будет ее бесплатно обслуживать, а она в ответ завещает ему свою парижскую квартиру. После этого он прожил еще 15 лет и умер в 75, когда Жанне было 105. В течение оставшихся ее 17 лет Жанна не уставала рассказывать любым подвернувшимся под руку слушателям, как ловко она надула стряпчего.

 

Даже в таких странах, как Япония, где средняя продолжительность жизни наибольшая и превышает уже 80 лет, еще есть огромный 40 летний резерв долголетия, если ориентироваться на рекорд Жанны Кальман. Этот резерв оказывается еще намного больше, если в качестве ориентира использовать продолжительность жизни нестареющих животных, прежде всего млекопитающих, таких, например, как киты, доживающие по меньшей мере до 200 лет. Вообще, весьма знаменателен сам факт, что есть живые существа, принадлежащие к тому же классу, что и человек, но не допускающие, выражаясь языком Раневской, «такого свинства, как старость». Это еще один довод в пользу оптимистов, которые считают старение необязательным атрибутом человеческой жизни, искренне верят в жизнь без старости и работают, чтобы приблизить такую возможность. А там, кто знает, может быть, прав был один из пионеров геронтологии, Алекс Комфорт, утверждавший, что если бы человек в течение всей своей жизни сохранял такую же сопротивляемость заболеваниям, как в возрасте до десяти лет, тогда по крайней мере половина человечества могла бы жить лет до семисот.

 

 

 

www.svetreiki.ru

Старение - программа, которую можно остановить

С точки зрения ученых, процесс старения начинается сразу после завершения процесса полового созревания. Конечно, сложно поверить, но ученые доказали, что это действительно так: человеческий организм не может находиться в статичном состоянии — он или растет и развивается, или стареет. Сегодня считается, что пик роста приходится на 12−14 лет. Так что, если вам больше 18, вы уже начали стареть и процесс этот идет не первый год! С 25−30 лет начинается ослабление мышц, возникают первые морщинки и уменьшается упругость кожи. Словом, проявляются те самые внешние признаки, с которыми так безуспешно борется косметология. Последним начинает стареть мозг. Кстати, доказано: у людей, которые до преклонных лет используют мозг по максимуму, он стареет медленнее.

Что же на самом деле происходит в клетках, почему они стареют? В последние годы все больше ученых соглашаются с гипотезой о том, что старение — результат «недолеченных», незавершенных воспалений в тканях. Сразу возникает вопрос: если воспаление вылечить, старение прекратится? Теоретически — как минимум замедлится. Дело вот в чем: старение — это результат негативной деятельности специальной программы, заложенной в наши гены. По своей природе мы должны стареть, об этом природа позаботилась, чтобы обеспечить своевременную смену поколений.

Главное заблуждение состоит в том, что старение — это процесс неизбежный, что мы стареем, как машины, механизмы, которые без должного ремонта не могут существовать дольше определенного времени. Но люди — не машины. Мы умеем сами себя чинить: большинство наших тканей способно восстанавливаться, у нас всегда есть наготове запас стволовых клеток. Задача ученых — научить эти механизмы включаться в нужном месте и в нужное время. Поправить программу, если говорить языком программистов.

Не бывает неуправляемых биологических программ. Яркий пример — адаптация. Когда наступает осень, уже при температуре ниже +10 нам кажется, что стало очень холодно. При этом весной, когда температура поднимается лишь немного выше 0, нам кажется, что стало очень тепло. Это связано с тем, что наш организм подстраивается под окружающую среду и его биологическая программа терморегуляции самокорректируется.

  • Гипотезу российских биологов подтверждает сама природа: в мире существуют организмы, которые не стареют! Примеров таких животных много, но самый известный вид — удивительный африканский грызун, голый землекоп. Это существо размером с мышку. При этом мышь живет всего 2−3 года и за это время успевает полностью постареть, а землекоп — более 30 лет. И признаков старения у него вообще не наблюдается.

Что влияет на процесс старения? Окончательного ответа на этот вопрос нет. Разумеется, воздействие неблагоприятных факторов окружающей среды, малоподвижный образ жизни, нездоровое питание могут ускорять старение организма. Но всех больше интересует вопрос: а как можно замедлить старение?

Косметические компании, как никто другой, умеют эксплуатировать страх перед старостью, и особенно у прекрасной половины человечества. Вредная роль избытка свободных радикалов в нашем организме давно известна: еще с 60-х годов ХХ века их считают одной из главных причин старения. Как только выяснилось, что есть вещества, способные нейтрализовать свободные радикалы, случился бум в индустрии биодобавок и косметики. Теперь всякий уважающий себя крем с пометкой anti-age содержит тот или иной антиоксидант. Это вещества, которые нейтрализуют ядовитые формы кислорода и другие свободные радикалы. Витамин Е, коэнзим Q10, флавоноиды зеленого чая. Десятки и даже сотни разных соединений. И действительно, если к раствору, содержащему свободные радикалы, добавить антиоксидант, то его молекулы встретятся с радикалами и нейтрализуют их. Все замечательно. Вот только большинство из них так и не проникают туда, где в нашем организме образуются свободные радикалы. Это место называется «митохондрии».

  • Митохондрии — составляющие клетки, в которых сжигаются в кислороде питательные вещества и запасается образующаяся при этом энергия. Вот там-то и синтезируется основное количество свободных радикалов. А чем мы старше, тем больше радикалов вырабатывается. Чтобы замедлить процесс старения, необходимо найти способ доставлять к митохондриям антиоксиданты, которые бы блокировали свободные радикалы сразу же, не давая им нанести вред другим клеткам человеческого организма.

Группе ученых-биологов из МГУ удалось создать вещество — антиоксидант SkQ1, который проникает сквозь любые биологические барьеры, мембраны и прицельно накапливается исключительно в митохондриях. SkQ1 работает там, где обычные антиоксиданты не справляются.

Первым препаратом с SkQ1, прошедшим клинические исследования и поступившим в аптеки, были глазные капли «Визомитин».

Надежда на эффективность нового антиоксиданта оказалась настолько велика, что нашлись отважные естествоиспытательницы, применявшие капли в качестве косметического средства. К сожалению, в каплях концентрации недостаточно для воздействия на кожу. В результате была создана сыворотка интервенционного действия — «МитоВитан[1] ». Антиоксиданта SkQ1 в ней в 40 раз больше, чем в глазных каплях. В одном флаконе МитоВитана содержится столько же SkQ1, сколько в 240 флаконах капель для глаз.

  • Проведенные клинические исследования сыворотки подтвердили антивозрастной эффект, «МитоВитан» устраняет хроническую «подвоспаленность» кожи. Специалисты рекомендуют применять «МитоВитан» шестимесячным курсом. Возможно ее применение также и в качестве средства постоянного ухода, сыворотка не вызывает привыкания. При прекращении использования эффекта отмены не возникает. По итогам исследования 82% участников отметили существенное улучшение состояния кожи. Объективная оценка, проведенная при помощи аппаратной диагностики, показала достоверное уменьшение глубины морщин и снижение возрастной пигментации. Наилучшие результаты сыворотка «МитоВитан» дала на жирной коже. Для сухого типа кожи текстура оказалась слишком легкой и оптимальным решением стало сочетание сыворотки и увлажняющего крема.

И все же, несмотря на появление столь серьезного помощника в продлении молодости, не стоит забывать, что для долголетия очень важны правильные внутренний настрой и восприятие мира и себя в нем. Как показали последние исследования, позитивное отношение к жизни сильно влияет на ее продолжительность. Жизнелюбие, энергичность, вовлеченность в общественную жизнь способны затормозить старение, и ярким подтверждением тому являются долгожители, которые пересекли 90-летний рубеж: итальянский ученый Рита Леви-Монтальчини стала единственным нобелевским лауреатом, прожившим больше века; канадка украинского происхождения Ольга Котелко, начавшая спортивную карьеру в возрасте 65, завоевала более 750 золотых медалей и поставила 30 мировых рекордов; Айрис Баррель Апфель — легенда современного мира мода, отпраздновавшая в этом году 95-й день рождения.

Получается, что секрет долгой молодости состоит не только и не столько в защите своего организма от воздействия внешних негативных факторов. Он заключен в нас самих, в нашей способности тормозить, когда это нужно, работу программы старения.

← Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook

www.cosmo.ru

Старение — программа / Geektimes

“Выживает сильнейший,” — иногда пафосно заявляют всякие “хозяева жизни”, перевирая исходное значение мысли Дарвина.

“Выживает наиболее приспособленный,” — имел в виду Дарвин, разъясняют нам эволюционные биологи.

Приспособленный к чему? К максимальному воспроизводству в текущих условиях. Кто же этот “приспособленный”? Отдельный человек или кролик? Нет, конечно. Особь не выживет по-любому. Выживает тот коллектив генов, который создал самого “приспособленного” кролика. Такого, который обскачет собратьев в обеспечении своим генам максимального выживания путем создания как можно большего количества их копий.

А что такое “максимальное выживание”? По какому параметру будем максимизировать? “Это уже на ваш вкус,” — говорит нам Теория игр. Хотите локальный максимум ваших копий в отдельный момент времени? Получите, распишитесь. Только не жалуйтесь, что ах, как счастье быстротечно, после того как вымрете от исчерпания ресурсов.

Хотите жить долго и счастливо? То есть максимизировать площадь под кривой ваших копий во времени? Тогда будьте добры научиться контролировать потребление ресурсов вашими репликаторами или хотя бы наделите их скиллами по пережиданию длительных периодов неблагоприятных условий. А лучше и то, и другое.

Но самый шик — отрастить им интеллект, чтобы они сами за вас начали контролировать свою популяцию, планировать потребление своих ресурсов, да ещё и придумывали более и более эффективные способы эти ресурсы добывать. Такие репликаторы могут наплодить целых 7,5 миллиардов ваших генных кооперативов по 30–40 триллионов копий каждый. Для бактерий это, конечно, смехотворные цифры, но для эукариотов вполне себе показатель.

Правда, интеллект растить долго, да и есть шанс не дорастить, говорят нам неандертальцы. Всё так: если ты как молодой, дерзкий стартап-кооператив решаешь методом “триллион макак на печатных машинках” закодить в своих репликаторов умение думать, то до тех пор, пока твой код не готов к продакшн релизу, приходится популяцию этих самых бета-репликаторов самому ещё и контролировать. А то другая сабрутина под названием плодитесь_и_размножайтесь() того и гляди норовит услать в /dev/null все твои усилия. Поэтому кооперативу “Гены и сыновья” и пришлось сначала отточить умение не давать своим созданиям вымереть или сильно размножиться. Для чего он сначала накодил механизмы контроля притока и оттока популяции. Научившись контролировать приток особей через выключение репродукции, а отток через феноптоз — либо резкий как у лосося, либо плавный как у нас с мышкой.

Запрограммирована ли смерть у тихоокеанского лосося? Думаю, почти любой, кто в теме, признает, что да. А вот насчет того, запрограммирована ли она у нас, идут жаркие дебаты.

Это страшное слово — “программа”

Что отличает программу от непрограммы? Тут всё очень просто. Программа — это когда изменения происходят специально. Непрограмма — когда стохастически, случайным образом.

Ведь никто не утверждает, что эмбриогенез случаен. Или что половое созревание — стохастический процесс. Нет, всё четко запрограммированно: этапы, сроки. И именно поэтому мы не наблюдаем единичных половозрелых младенцев или 80-летних рожениц, как должны бы были, если бы это были случайные процессы. И если природа старения случайна, то почему одни виды животных живут несколько дней, а другие — сотни лет? Ведь для схожих случайных процессов свойственны и схожие статистические распределения их результатов. Но почему-то параметры этих распределений сильно разнятся даже для таких близких родственников, как мышь (2–3 года жизни), белка (10–12 лет) и голый землекоп (30 лет):

Более того, у социальных животных срок жизни может отличаться на порядок даже у близнецов с идентичной ДНК. Матка живет в 20–40 раз дольше, чем рабочая особь.

Наряду с этим мы знаем, что у очень разных видов есть общие молекулярные механизмы старения. Что у червей, что у млекопитающих — например, пресловутый каскад инсулиноподнобного фактора роста (ИФР-1), который сначала помогает организму созревать, а потом умирать. При этом скорости старения очень разные: нематода живет 2–3 недели, а мышь 2–3 года. И это тоже плохо сочетается с гипотезой случайной природы возрастных изменений.

При этом все геронтологи согласны с тем, что в нашем организме с возрастом снижается способность починки повреждений и очистки от мусора. И что именно это снижение ведет к накоплению и того, и другого, и в конечном счете к смерти — то есть все согласны, что этот процесс деградации является главной причиной нашего старения.

Единственный камень преткновения — случайно ли это возрастное снижение или целенаправленно? Мне кажется, что все данные указывают на то, что роль случайности в этом процессе минимальна. Мы видим, как организм целенаправленно с 15 лет уничтожает наш тимус, с 25 — наш мозг, с 45 — наши мышцы, а с 60 — наши кости. И те же процессы, только ускоренные в 20–30 раз, мы наблюдаем даже у мышей. И поверить в то, что все они случайны, очень сложно.

Где гены старения? Кто этим процессом управляет?

Я уже писал про главный механизм управления и синхронизации важных процессов в организме — эпигенетику. С возрастом у всех она меняется одинаково — «эпигенетические часы» отлично предсказывают наш биологический возраст, и то, что периодический откат этих эпигенетических часов факторами Яманаки продлил жизнь мышам, для меня эту гипотезу подтверждает.

Кто этим часам задает ритм и гонит их вперед? Скорее всего, наш мозг. А точнее, гипоталамус с гипофизом, основываясь на циркадных ритмах от шишковидной железы. Вот интересное исследование, показывающее как стресс через кортикостероидные гормоны вызывает у 5-летних детей эпигенетические изменения, схожие с теми, что мы видим при обычном старении. Кто кортизол вырабатывает? Ось гипоталамус-гипофиз-надпочечники. И приведенное исследование хорошо подтверждает роль эпигенетики в выполнении программы старения — стресс ее ускоряет, факторы Яманаки откатывают.

Причем мы видим насколько схожи эти процессы у всех организмов. Примитивная нейроэндокринная система есть еще у нематод — по сути, зачатки оси гипоталамус-гипофиз-гонады. И именно эта ось контролирует их рост и развитие. Она же при нехватке еды включает режим нестарения — дауэрную стадию, в которой нематода может находиться месяцами, а потом опять включает процесс роста, и червь созревает, размножается и умирает за свои стандартные несколько недель.

Кстати, помните вышеупомянутый каскад инсулиноподобного фактора роста (ИФР-1)? Вот это тоже один из генов старения. У нематод он называется daf-2. Его нокаут (удаление) продлило жизнь нематодам в 10 раз, а мышам — в 2. И этот каскад очень эволюционно стар, прям суперстар (сорри) — он есть и у дрожжей, и у нематод, и у нас.

При этом, конечно же, мы пока до конца не понимаем всех механизмов этих процессов. Если (вернее, когда) поймем, то все дебаты о природе старения будут разрешены. На вопрос “где программа” будет однозначный ответ: вот она, гены такие-то, механизмы их контроля такие-то, вводные параметры — вот, алгоритм такой-то.

Как проверить гипотезу запрограммированности старения?

У меня здесь весьма простой и прикладной подход: если гипотеза программы старения позволит нам это старение остановить или хотя бы продлить нашу жизнь в 10 раз, мне этого будет более чем достаточно. Пока никакие другие гипотезы не нашли средств продления жизни лучше чем голодание, причем для приматов оно малоэффективно.

Еще гипотеза: если старение — это программа, у неё должны быть какие-то ключевые механизмы, варьирующие главный параметр программы — продолжительность жизни. Влияя на эти механизмы, мы должны видеть влияние на результат программы. Что нам и демонстрируют результаты продления жизни в разы с помощью нокаута генов развития/старения на нематодах и мышах.

Как эволюция оттачивала механизмы старения?

Не знаю, свечку не держал. Выскажу лишь осторожное предположение, что миллиарды лет назад, старения, скорее всего, не было. Как его не наблюдается, например, у вирусов. Но в какой-то момент оно возникло у одноклеточных и дало им преимущество в выживании путем предотвращения их вымирания из-за перенаселения (или еще какими-то путями). Мы знаем два таких механизма старения у одноклеточных — апоптоз и теломеры. Причем эти механизмы отлично показывают действие группового отбора — для каждой отдельной клетки ограничивать свое деление или самоуничтожаться явно не помогает выполнять задачу воспроизводства. А вот их генам очень даже помогает.

Когда же возникли многоклеточные, война между отбором на уровне особи и отбором групповым получила новый виток. Групповой отбор поощрял новые и новые механизмы старения, а индивидуальный отбор пытался их взломать.

И за сотни миллионов лет те виды, у которых не было достаточно прочных механизмов защиты от взлома, свою программу старения обходили, закрепляли гены этого взлома в своей популяции из-за давления отбора на индивидуальном уровне, которое, конечно же, сильнее давления отбора группового (так как репродуктивное преимущество особи от продления жизни реализуется гораздо быстрее наступления негативных последствий этого преимущества для всей популяции). Но в итоге эти виды, когда это преимущество уже закреплялось в генах достаточно большого количества особей, вымирали из-за голода, вызванного перенаселением, от которого такой вид страдал хотя бы один раз в течение миллионов лет эволюции. А избежали вымирания только те виды, в которых групповой отбор закрепил достаточное количество дублирующих механизмов старения, и те, которые научились пережидать “голодные времена” в виде спор или “затаившихся яиц” как нестареющая гидра.

Кстати, разнонаправленное действие (антагонистическая плейотропия) ИФР1 — это как раз тот механизм, который позволяет программе старения оставаться в популяции. Причем механизм очень хитрый, потому что этот ген дает эволюционное преимущество особям на ранних стадиях развития — быстрый рост, — что закрепляет его в популяции, в обмен на то что эти быстро размножающиеся особи остаются смертными.

При этом такая разнонаправленность ИФР-1 не является какой-то неизбежностью и не вызвана каким-либо физическим законом. Эволюция могла бы без неё отлично обойтись, если бы у неё не стояло задачи не допускать перенаселение. Ведь сцепка быстрого роста со старением накладывает явные ограничения для плодовитости каждого отдельного индивидуума. И те особи, которые смогли бы эту сцепку разорвать, получили бы явное эволюционное преимущество в воспроизводстве.

Неужто эволюция не смогла бы за миллиарды лет отвязать гены полового созревания от их негативных проявлений в виде инволюции тимуса и других проявлений старения? Ведь она смогла изобрести сногсшибательные вещи — сначала из одноклеточных сделать многоклеточных, потом рыб выгнать на сушу, научив их дышать воздухом, а затем некоторых еще и научить летать. Смогла создать огромных динозавров и китов, а также много других совершенно фантастических форм жизни и экосистем. Но при этом у подавляющего большинства ее созданий одна и та же сцепка между генами полового созревания и старением: хоть у нематоды, хоть у человека. Куда более правдоподобно, что эволюция эту сцепку разрывать активно «не хотела», а не «не могла».

И да, у подавляющего большинства видов, но не у всех. Есть виды, у которых нет прямой зависимости между плодовитостью (а это главный критерий результативности генов развития) и старением. У кого-то плодовитость с возрастом только возрастает:

Где палеонтологические доказательства вымерших бессмертных видов?

А как могли бы выглядеть такие палеонтологические доказательства? Как отличить окаменевшие останки бессмертного организма от смертного? Тем более что старение возникло, скорее всего, ещё в одноклеточных, как мы видим на дрожжах. И, кстати, одноклеточное старение и есть косвенное палеонтологическое доказательство.

Ну и на правах гипотезы: 252 миллиона лет назад, на земле вымерло около 90% всех видов. Одна из возможных причин этой катастрофы — взрывной рост одноклеточых бактерий, уничтоживших одно из базовых звеньев в экологической пирамиде. Ведь при вымирании целого звена экологической пирамиды, всё, что над этим звеном в пирамиде находится, тоже рискует вымереть. И таких катастроф на Земле было несколько:

Разве эволюция не могла бы просто изобрести бессмертный вид, который не вызывает перенаселение?

Прежде всего, драйвером эволюции являются всё же гены, а им, грубо говоря, наплевать, множим их мы или наши потомки. При этом пути эволюции неисповедимы — могло пойти так, могло эдак. Могли мы уметь летать и дышать азотом? Может, и могли бы. Но и так неплохо получилось.

Кстати, эволюция, быть может, уже смогла изобрести такой “бессмертный” вид — это любимая геронтологами гидра, которая не стареет. Но для этого ей пришлось научиться криптобиозу (пережидать голодные времена), а также размножаться и половым путем, и почкованием. Когда еды много, гидра клонирует себя почкованием. А когда мало, она отращивает себе либо мужские, либо женские половые органы, и занимается любовью, оставляя оплодотворенные яйцеклетки ждать лучших времён на дне океана. Вот таким образом она научилась пережидать неблагоприятные условия — родители могут умереть от голода, но дети голод переждут, так как их развитие заморожено до наступления лучших времен. Точно как дауэрная личинка нематоды.

А ещё один вид на пороге бессмертия — это мы, Homo Sapiens. Только чтобы научиться не вымирать от перенаселения, нам надо было сначала отрастить себе мозги, а потом с их помощью придумать культуру и общество, да ещё и научно-технический прогресс, который обеспечит нас техническими возможностями не умирать от истощения ресурсов при любой популяции. То, что мы сломаем эту дурацкую программу старения, у меня сомнений не вызывает. Вопрос времени.

И очень хотелось бы, чтобы это произошло не через 50 лет, а через 20. Но что-то Человек разумный пока не разумеет, что в этом вопросе промедление смерти подобно.

geektimes.ru

Старение — программа

“Выживает сильнейший,” — иногда пафосно заявляют всякие “хозяева жизни”, перевирая исходное значение мысли Дарвина.

“Выживает наиболее приспособленный,” — имел в виду Дарвин, разъясняют нам эволюционные биологи.

Приспособленный к чему? К максимальному воспроизводству в текущих условиях. Кто же этот “приспособленный”? Отдельный человек или кролик? Нет, конечно. Особь не выживет по-любому. Выживает тот коллектив генов, который создал самого “приспособленного” кролика. Такого, который обскачет собратьев в обеспечении своим генам максимального выживания путем создания как можно большего количества их копий.

А что такое “максимальное выживание”? По какому параметру будем максимизировать? “Это уже на ваш вкус,” — говорит нам Теория игр. Хотите локальный максимум ваших копий в отдельный момент времени? Получите, распишитесь. Только не жалуйтесь, что ах, как счастье быстротечно, после того как вымрете от исчерпания ресурсов.

Хотите жить долго и счастливо? То есть максимизировать площадь под кривой ваших копий во времени? Тогда будьте добры научиться контролировать потребление ресурсов вашими репликаторами или хотя бы наделите их скиллами по пережиданию длительных периодов неблагоприятных условий. А лучше и то, и другое.

Но самый шик — отрастить им интеллект, чтобы они сами за вас начали контролировать свою популяцию, планировать потребление своих ресурсов, да ещё и придумывали более и более эффективные способы эти ресурсы добывать. Такие репликаторы могут наплодить целых 7,5 миллиардов ваших генных кооперативов по 30–40 триллионов копий каждый. Для бактерий это, конечно, смехотворные цифры, но для эукариотов вполне себе показатель.

Правда, интеллект растить долго, да и есть шанс не дорастить, говорят нам неандертальцы. Всё так: если ты как молодой, дерзкий стартап-кооператив решаешь методом “триллион макак на печатных машинках” закодить в своих репликаторов умение думать, то до тех пор, пока твой код не готов к продакшн релизу, приходится популяцию этих самых бета-репликаторов самому ещё и контролировать. А то другая сабрутина под названием плодитесь_и_размножайтесь() того и гляди норовит услать в /dev/null все твои усилия. Поэтому кооперативу “Гены и сыновья” и пришлось сначала отточить умение не давать своим созданиям вымереть или сильно размножиться. Для чего он сначала накодил механизмы контроля притока и оттока популяции. Научившись контролировать приток особей через выключение репродукции, а отток через феноптоз — либо резкий как у лосося, либо плавный как у нас с мышкой.

Запрограммирована ли смерть у тихоокеанского лосося? Думаю, почти любой, кто в теме, признает, что да. А вот насчет того, запрограммирована ли она у нас, идут жаркие дебаты.

   

Это страшное слово — “программа”

Что отличает программу от непрограммы? Тут всё очень просто. Программа — это когда изменения происходят специально. Непрограмма — когда стохастически, случайным образом.

Ведь никто не утверждает, что эмбриогенез случаен. Или что половое созревание — стохастический процесс. Нет, всё четко запрограммированно: этапы, сроки. И именно поэтому мы не наблюдаем единичных половозрелых младенцев или 80-летних рожениц, как должны бы были, если бы это были случайные процессы. И если природа старения случайна, то почему одни виды животных живут несколько дней, а другие — сотни лет? Ведь для схожих случайных процессов свойственны и схожие статистические распределения их результатов. Но почему-то параметры этих распределений сильно разнятся даже для таких близких родственников, как мышь (2–3 года жизни), белка (10–12 лет) и голый землекоп (30 лет):

Более того, у социальных животных срок жизни может отличаться на порядок даже у близнецов с идентичной ДНК. Матка живет в 20–40 раз дольше, чем рабочая особь.

Наряду с этим мы знаем, что у очень разных видов есть общие молекулярные механизмы старения. Что у червей, что у млекопитающих — например, пресловутый каскад инсулиноподнобного фактора роста (ИФР-1), который сначала помогает организму созревать, а потом умирать. При этом скорости старения очень разные: нематода живет 2–3 недели, а мышь 2–3 года. И это тоже плохо сочетается с гипотезой случайной природы возрастных изменений.

При этом все геронтологи согласны с тем, что в нашем организме с возрастом снижается способность починки повреждений и очистки от мусора. И что именно это снижение ведет к накоплению и того, и другого, и в конечном счете к смерти — то есть все согласны, что этот процесс деградации является главной причиной нашего старения.

Единственный камень преткновения — случайно ли это возрастное снижение или целенаправленно? Мне кажется, что все данные указывают на то, что роль случайности в этом процессе минимальна. Мы видим, как организм целенаправленно с 15 лет уничтожает наш тимус, с 25 — наш мозг, с 45 — наши мышцы, а с 60 — наши кости. И те же процессы, только ускоренные в 20–30 раз, мы наблюдаем даже у мышей. И поверить в то, что все они случайны, очень сложно.

 

Где гены старения? Кто этим процессом управляет?

Я уже писал про главный механизм управления и синхронизации важных процессов в организме — эпигенетику. С возрастом у всех она меняется одинаково — «эпигенетические часы» отлично предсказывают наш биологический возраст, и то, что периодический откат этих эпигенетических часов факторами Яманаки продлил жизнь мышам, для меня эту гипотезу подтверждает.

Кто этим часам задает ритм и гонит их вперед? Скорее всего, наш мозг. А точнее, гипоталамус с гипофизом, основываясь на циркадных ритмах от шишковидной железы. Вот интересное исследование, показывающее как стресс через кортикостероидные гормоны вызывает у 5-летних детей эпигенетические изменения, схожие с теми, что мы видим при обычном старении. Кто кортизол вырабатывает? Ось гипоталамус-гипофиз-надпочечники. И приведенное исследование хорошо подтверждает роль эпигенетики в выполнении программы старения — стресс ее ускоряет, факторы Яманаки откатывают.

Причем мы видим насколько схожи эти процессы у всех организмов. Примитивная нейроэндокринная система есть еще у нематод — по сути, зачатки оси гипоталамус-гипофиз-гонады. И именно эта ось контролирует их рост и развитие. Она же при нехватке еды включает режим нестарения — дауэрную стадию, в которой нематода может находиться месяцами, а потом опять включает процесс роста, и червь созревает, размножается и умирает за свои стандартные несколько недель.

Кстати, помните вышеупомянутый каскад инсулиноподобного фактора роста (ИФР-1)? Вот это тоже один из генов старения. У нематод он называется daf-2. Его нокаут (удаление) продлило жизнь нематодам в 10 раз, а мышам — в 2. И этот каскад очень эволюционно стар, прям суперстар (сорри) — он есть и у дрожжей, и у нематод, и у нас.

При этом, конечно же, мы пока до конца не понимаем всех механизмов этих процессов. Если (вернее, когда) поймем, то все дебаты о природе старения будут разрешены. На вопрос “где программа” будет однозначный ответ: вот она, гены такие-то, механизмы их контроля такие-то, вводные параметры — вот, алгоритм такой-то.

 

Как проверить гипотезу запрограммированности старения?

У меня здесь весьма простой и прикладной подход: если гипотеза программы старения позволит нам это старение остановить или хотя бы продлить нашу жизнь в 10 раз, мне этого будет более чем достаточно. Пока никакие другие гипотезы не нашли средств продления жизни лучше чем голодание, причем для приматов оно малоэффективно.

Еще гипотеза: если старение — это программа, у неё должны быть какие-то ключевые механизмы, варьирующие главный параметр программы — продолжительность жизни. Влияя на эти механизмы, мы должны видеть влияние на результат программы. Что нам и демонстрируют результаты продления жизни в разы с помощью нокаута генов развития/старения на нематодах и мышах.

 

Как эволюция оттачивала механизмы старения?

Не знаю, свечку не держал. Выскажу лишь осторожное предположение, что миллиарды лет назад, старения, скорее всего, не было. Как его не наблюдается, например, у вирусов. Но в какой-то момент оно возникло у одноклеточных и дало им преимущество в выживании путем предотвращения их вымирания из-за перенаселения (или еще какими-то путями). Мы знаем два таких механизма старения у одноклеточных — апоптоз и теломеры. Причем эти механизмы отлично показывают действие группового отбора — для каждой отдельной клетки ограничивать свое деление или самоуничтожаться явно не помогает выполнять задачу воспроизводства. А вот их генам очень даже помогает.

Когда же возникли многоклеточные, война между отбором на уровне особи и отбором групповым получила новый виток. Групповой отбор поощрял новые и новые механизмы старения, а индивидуальный отбор пытался их взломать.

И за сотни миллионов лет те виды, у которых не было достаточно прочных механизмов защиты от взлома, свою программу старения обходили, закрепляли гены этого взлома в своей популяции из-за давления отбора на индивидуальном уровне, которое, конечно же, сильнее давления отбора группового (так как репродуктивное преимущество особи от продления жизни реализуется гораздо быстрее наступления негативных последствий этого преимущества для всей популяции). Но в итоге эти виды, когда это преимущество уже закреплялось в генах достаточно большого количества особей, вымирали из-за голода, вызванного перенаселением, от которого такой вид страдал хотя бы один раз в течение миллионов лет эволюции. А избежали вымирания только те виды, в которых групповой отбор закрепил достаточное количество дублирующих механизмов старения, и те, которые научились пережидать “голодные времена” в виде спор или “затаившихся яиц” как нестареющая гидра.

Кстати, разнонаправленное действие (антагонистическая плейотропия) ИФР1 — это как раз тот механизм, который позволяет программе старения оставаться в популяции. Причем механизм очень хитрый, потому что этот ген дает эволюционное преимущество особям на ранних стадиях развития — быстрый рост, — что закрепляет его в популяции, в обмен на то что эти быстро размножающиеся особи остаются смертными.

При этом такая разнонаправленность ИФР-1 не является какой-то неизбежностью и не вызвана каким-либо физическим законом. Эволюция могла бы без неё отлично обойтись, если бы у неё не стояло задачи не допускать перенаселение. Ведь сцепка быстрого роста со старением накладывает явные ограничения для плодовитости каждого отдельного индивидуума. И те особи, которые смогли бы эту сцепку разорвать, получили бы явное эволюционное преимущество в воспроизводстве.

Неужто эволюция не смогла бы за миллиарды лет отвязать гены полового созревания от их негативных проявлений в виде инволюции тимуса и других проявлений старения? Ведь она смогла изобрести сногсшибательные вещи — сначала из одноклеточных сделать многоклеточных, потом рыб выгнать на сушу, научив их дышать воздухом, а затем некоторых еще и научить летать. Смогла создать огромных динозавров и китов, а также много других совершенно фантастических форм жизни и экосистем. Но при этом у подавляющего большинства ее созданий одна и та же сцепка между генами полового созревания и старением: хоть у нематоды, хоть у человека. Куда более правдоподобно, что эволюция эту сцепку разрывать активно «не хотела», а не «не могла».

И да, у подавляющего большинства видов, но не у всех. Есть виды, у которых нет прямой зависимости между плодовитостью (а это главный критерий результативности генов развития) и старением. У кого-то плодовитость с возрастом только возрастает:

 

Где палеонтологические доказательства вымерших бессмертных видов?

А как могли бы выглядеть такие палеонтологические доказательства? Как отличить окаменевшие останки бессмертного организма от смертного? Тем более что старение возникло, скорее всего, ещё в одноклеточных, как мы видим на дрожжах. И, кстати, одноклеточное старение и есть косвенное палеонтологическое доказательство.

Ну и на правах гипотезы: 252 миллиона лет назад, на земле вымерло около 90% всех видов. Одна из возможных причин этой катастрофы — взрывной рост одноклеточых бактерий, уничтоживших одно из базовых звеньев в экологической пирамиде. Ведь при вымирании целого звена экологической пирамиды, всё, что над этим звеном в пирамиде находится, тоже рискует вымереть. И таких катастроф на Земле было несколько:

 

Разве эволюция не могла бы просто изобрести бессмертный вид, который не вызывает перенаселение?

Прежде всего, драйвером эволюции являются всё же гены, а им, грубо говоря, наплевать, множим их мы или наши потомки. При этом пути эволюции неисповедимы — могло пойти так, могло эдак. Могли мы уметь летать и дышать азотом? Может, и могли бы. Но и так неплохо получилось.

Кстати, эволюция, быть может, уже смогла изобрести такой “бессмертный” вид — это любимая геронтологами гидра, которая не стареет. Но для этого ей пришлось научиться криптобиозу (пережидать голодные времена), а также размножаться и половым путем, и почкованием. Когда еды много, гидра клонирует себя почкованием. А когда мало, она отращивает себе либо мужские, либо женские половые органы, и занимается любовью, оставляя оплодотворенные яйцеклетки ждать лучших времён на дне океана. Вот таким образом она научилась пережидать неблагоприятные условия — родители могут умереть от голода, но дети голод переждут, так как их развитие заморожено до наступления лучших времен. Точно как дауэрная личинка нематоды.

А ещё один вид на пороге бессмертия — это мы, Homo Sapiens. Только чтобы научиться не вымирать от перенаселения, нам надо было сначала отрастить себе мозги, а потом с их помощью придумать культуру и общество, да ещё и научно-технический прогресс, который обеспечит нас техническими возможностями не умирать от истощения ресурсов при любой популяции. То, что мы сломаем эту дурацкую программу старения, у меня сомнений не вызывает. Вопрос времени.

И очень хотелось бы, чтобы это произошло не через 50 лет, а через 20. Но что-то Человек разумный пока не разумеет, что в этом вопросе промедление смерти подобно.

se7en.ws

Узнайте какая у Вас программа старения: тип, профилактика и уход

Общеизвестно, что стареть человек начинает ровно с того момента, как прекращает расти. То есть в среднем – лет с 20 – 22. Конечно, в первые несколько лет никаких очевидных признаков может и не проявиться, однако потом… Как распознать свой тип старения?

Тотальный осмотр

Посмотрите на ваших бабушек, дедушек, родителей и других старших родственников. Вероятнее всего, ваша программа старения будет больше всего похожа на программу того родственника, на которого вы внешне похожи больше всего. Допустим, вы – копия мамы. У мамы еще вполне свежее гладкое лицо, густые волосы, стройная фигура, но вот шея и руки покрыты морщинами и жилами, которые и выдают истинный возраст. Велика вероятность, что и вы начнете стареть с шеи и рук – значит, именно этим участкам тела надо заранее обеспечить идеальный уход и увлажнение. 

Специалисты-геронтологи выделяют много типов старения, однако все можно собрать в три группы:

1.  Лицо – кисти – ступни – шея – декольте – туловище – ягодицы – ноги 2.  Ягодицы – поясница – туловище – лицо – шея 3.  Кисти – локти – плечи – шея – лицо – ступни – туловище

Проще говоря, по первой программе старения (она, по разным данным, имеет отношение к от 38% до 41% женщинам европеоидной расы) возраст сначала «проступает» на лице, во-втором увядание начинается с «мягких мест» (у 10 – 15% европеек), а в-третьей программе старения предателями являются руки – от плеча до кончиков пальцев.

Все о старении: типы, профилактика, уход

Что касается возрастных изменений на теле, то единственным способом отложить их является высокая двигательная активность. Конечно, в сочетании с элементарным уходом за кожей – увлажнением и защитой от ультрафиолета. Движение обеспечивает самое главное – нормальное кровоснабжение всех тканей, что и поддерживает их в «юном» тонусе. А вот со старением лица все обстоит намного сложнее…

Попали в сети: возрастные изменения сухой кожи

Помните, как в школьные годы мы завидовали гладколицым красавицам с фарфоровой кожей без единой расширенной поры, без противного блеска и без единого прыщика? Скорее всего, они были обладательницами сухой кожи, и единственная неприятность, которая могла произойти с их лицам лет до 23 – всего лишь небольшое шелушение (от мороза или плохого крема).  Но вот потом без специального ухода с сухой кожей начинает происходить следующее – сначала оно покрывается тонкой, едва заметной сеточкой, которая становится более выраженной после нанесения тонального крема и пудры. Потом формируются мимические морщины: сначала традиционные «гусиные лапки» вокруг глаз, потом – носогубные складки, продольные морщины над верхней губой и поперечные – на лбу. Увы, если «прозевать» момент начала возрастных изменений, то в дальнейшем никакими процедурами вернуть лицу молодой вид не удастся.

Что делать?

Если вам еще нет 20 лет, начинайте пользоваться кремами: днем – увлажняющим, ночью – питательным. Ваша цель – обеспечить глубинным слоям кожи постоянное поступление влаги. Не забывайте, что «мороз и солнце» - не только «день чудесный», но и ваши самые главные враги. Если вам уже около 30 лет (28 - 33) и несколько групп морщин уже образовались, стоит подумать насчет курса инъекций гиалоурановой кислоты – более надежного «накопителя» влаги в коже пока не придумали.

Лицо устало: сила земного притяжения

Второй тип старения называют «гравитационным», потому что он имеет прямое отношение к силе земного притяжения. Иначе говоря, некоторые лица визуально стареют, потому что «обвисают». Нередко это связано с проблемами в работе почек и печени, когда лицо время от времени отекает: под глазами, в районе скул и в нижней части щек. Это приводит к формированию перегруженных жидкостью участков, которые оттягивают кожу вниз в виде «мешочков». Характерными признаками старения лица по этому типу являются пастозность, выраженность носогубной складки и опущение уголков рта. Еще одна характерная черта: моложе всего человек выглядит в середине дня, а вот спросонья и вечером лицо выглядит довольно «помято».

Что делать?

Во-первых, постараться устранить основную проблему: вылечить по возможности внутренние органы, из-за болезни которых возникают отеки. Отказаться от дурных привычек: например, от неумеренного употребления соли, пива, просто чая или кофе (особенно на ночь). Попробовать пить время от времени мочегонные травяные сборы. Спать не меньше 7 и не больше 9 часов в сутки, и желательно – в прохладной комнате (жаркий воздух в спальне может вызывать отеки). Среди косметических процедур стоит обратить внимание на маски с морскими водорослями и на классический массаж лица, а также на аппаратный лимфодренаж.

Из младенца – в бабусю: старение детской мордашки

Самые коварные возрастные изменения подстерегают обладательниц так называемых baby-faces – «детских мордашек»: пухленьких милашек с детскими чертами лица. Такие лица долго не кажутся «взрослыми», оттого стареют резко и внезапно. Это связано с тем, что пухленькие лица имеют довольно большой (анатомически оправданный) запас подкожного жира, удерживать который подтянутом состоянии коже в какой-то момент становится не под силу. Коллагеновый каркас, обеспечивающий натянутость тканей лица, провисает под тяжестью жира, и у «пупсика» сначала отвисают щеки, потом – надбровья и верхние веки, а вскорости появляется и второй подбородок. Впечатление «состаренности» появляется после того, как у «пупсика» деформируется овал лица.

Что делать?

Во-первых, строго следить за колебаниями веса – почти в 70% случаев резкое старение подобного типа лица случается после быстрого похудения. Во-вторых, следить за мимикой и быть готовой к инъекциям ботулотоксина. Ну и, как и в предыдущем случае, опасаться отеков. Если не упустите время, то лет до 27 ощутимо помогут укрепить ткани лица процедуры на основе ультразвука.

Лицо «канадского хоккеиста»: мимика старения

Подвижные лица с крупными чертами стареют по собственному сценарию. Дело в том, что они имеют развитый мышечный каркас – это, с одной стороны, хорошо. Но с другой – можно работающие мышцы, «таская» за собой кожу, значительно быстрее ее растягивают, что и приводит к быстрому формированию мышц. Сначала крутыми складками выделяется «жевательная область» (помните мультик про Гомера Симпсона? Тогда эту область нетрудно представить). Затем – складки на лбу. Ну, а следом – все остальное.

Что делать?

Для лиц такого типа главным является снижение мышечного тонуса – то есть «ботокс» - это, как говорят врачи, препарат выбора. Второй момент – восстановление запасов коллагена: этого можно достичь приемом космецевтиков на основе провитамина А и энзимных препаратов, улучшающих клеточный обмен. Среди салонных процедур стоит выбрать курс электрофореза с мягкими миорелаксантами (препаратами, помогающими мышцам расслабиться).

Ирина Комарова, эндокринолог:

Первые признаки старения могут сообщить нам не только о том, что мы унаследовали от родителей, но и о неполадках в работе внутренних органов и систем. Например, землистый оттенок лица и коричневатые круги под глазами могут сигнализировать о проблемах с печенью, вздутые вены на кистях рук – о неполадках с почками, а поперечные складки на шее – о сбоях в работе щитовидной железы.

Впрочем, все вышеперечисленное может быть и просто возрастным изменением, но прояснить вопрос может только рутинное врачебное обследование. В целом, после 35 лет, когда возрастные изменения начинают проявляться в той или иной степени почти у всех, продлить молодость помогают только такие простые вещи, как очень умеренное питание, отказ от курения и полноценный сон. Ничего другого за многие сотни лет медицина так и не придумала. опубликовано econet.ru 

 

econet.ru


Смотрите также